Оглавление блога

среда, 1 августа 2012 г.

Парацельс - 4



THE BOOK CONCERNING THE TINCTURE OF THE PHILOSOPHERS

КНИГА О ТИНКТУРЕ ФИЛОСОФОВ

WRITTEN AGAINST THOSE SOPHISTS BORN SINCE THE DELUGE, IN THE AGE OF OUR LORD JESUS CHRIST, THE SON OF GOD;

Написана против софистов, рожденных после потопа, в эпоху Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божьего

By PH. THEOPHRASTUS BOMBAST, of HOHENHEIM,

Теофрастом Бомбастом, из Гогенхейма,

Philosopher of the Monarchia, Prince of Spagyrists, Chief Astronomer, Surpassing Physician, and Trismegistus of Mechanical Arcana.

философом Монархии, Принцем Алхимиков, Главным Астрономом, Выдающимся Лекарем и Тризмегистом Механической Арканы.

PREFACE.

ПРЕДИСЛОВИЕ

SINCE you, O Sophist, everywhere abuse me with such fatuous and mendacious words, on the ground that being sprung from rude Helvetia I can understand and know nothing: and also because being a duly qualified physician I still wander from one district to another; therefore I have proposed by means of this treatise to disclose to the ignorant and inexperienced: what good arts existed in the first age; what my art avails against you and yours against me; what should be thought of each, and how my posterity in this age of grace will imitate me. Look at Hermes, Archelaus, and others in the first age: see what Spagyrists and what Philosophers then existed.

Поскольку ты, софист, поносишь меня везде такими глупыми и лживыми словами, дескать, раз я родом из грубой Швейцарии, я ничего не могу знать или разуметь; что будучи сведущим врачом я и доселе скитаюсь по городам и странам; вот почему посредством этого трактата я вознамерился открыть несведущим и неопытным, какое великое искусство существовало в прежние времена; что может мое искусство против тебя и твое против меня; как надлежит судить о первом и втором из них, и как мои потомки в этом благословенном веке пойдут за мной вослед. Обрати свой взор на Гермеса, Архелая и других прежних: смотри, какие алхимики и философы жили тогда.

By this they testify that their enemies, who are your patrons, O Sophist, at the present time are but mere empty forms and idols. Although this would not be attested by those who are falsely considered your authentic fathers and saints, yet the ancient Emerald Table shews more art and experience in Philosophy, Alchemy, Magic, and the like, than could ever be taught by you and your crowd of followers. If you do not yet understand, from the aforesaid facts, what and how great treasures these are, tell me why no prince or king was ever able to subdue the Egyptians?

Этим они свидетельствуют, что их враги, кои ныне суть твои, софист, покровители - не более, чем пустышки и идолы. Хотя те, кого ложно считают твоими отцами и святыми, не могут этого подтвердить,  но Эмеральд Табл в древности был более сведущ и опытен в философии, алхимии, магии и подобных вещах, нежели тому могли когда-либо научить ты и толпа твоих последователей. Если из прежде сказанного ты еще не уразумел, как велики эти сокровища, скажи мне, почему ни одному королю или принцу никогда не удавалось подчинить себе египтян?

Then tell me why the Emperor Diocletian ordered all the Spagyric books to be burnt (so far as he could lay his hands upon them). Unless the contents of those books had been known, they would have been obliged to bear still his intolerable yoke, - a yoke, O Sophist, which shall one day be put upon the neck of yourself and your colleagues.

Далее, скажи мне, почему император Диоклетиан приказал сжечь все алхимические книги (те, которые он мог захватить). Если бы содержание этих книг стало известно, им бы не было нужды более терпеть его невыносимое иго, которое, софист, однажды наденут на шеи твою и подобных тебе.

From the middle of this age the Monarchy of all the Arts has been at length derived and conferred on me, Theophrastus Paracelsus, Prince of Philosophy and of Medicine. For this purpose I have been chosen by God to extinguish and blot out all the phantasies of elaborate and false works, of delusive and presumptuous words, be they the words of Aristotle, Galen, Avicenna, Mesva, or the dogmas of any among their followers. My theory, proceeding as it does from the light of Nature, can never, through its consistency, pass away or be changed: but in the fifty-eighth year after its millennium and a half it will then begin to flourish.

От середины этого века мне, Теофрасту Парацельсу, Принцу философии и медицины, передан титул Монарха всех ремесел. Для этой цели я избран Богом дабы изгнать и уничтожить все фантазии хитроумных, но ложных трудов, обманных и самонадеянных словес, будь то слова Аристотеля, Галена, Авиценны, Месвы, или догмы любого из их последователей. Моя теория берет свое начало из природного Света, а посему она никогда не перестанет и не изменится, но расцвет ее настанет на пятьдесят восьмой год после того, как ей исполнится полторы тысячи лет.

The practice at the same time following upon the theory will be proved by wonderful and incredible signs, so as to be open to mechanics and common people, and they will thoroughly understand how firm and immovable is that Paracelsic Art against the triflings of the Sophists: though meanwhile that sophistical science has to have its ineptitude propped up and fortified by papal and imperial privileges. In that I am esteemed by you a mendicant and vagabond sophist, the Danube and the Rhine will answer that accusation, though I hold my tongue.

Тогда практические следствия ее будут доказаны чудесными и невероятными знаменьями, так что откроются даже механикам и простолюдинам, так что те уразумеют совершенно, сколь твердо и неизменно искусство Парацельса в сравнении с выдумками софистов; хотя их учение в ничтожности своей будет подпираемо и поддерживаемо папскими и императорскими привилегиями. Вы считаете меня нищим и бродячим софистом; что ж, Рейн и Дунай ответят за меня на это обвинение, я же умолчу.

Those calumnies of yours falsely devised against me have often displeased many courts and princes, many imperial cities, the knightly order, and the nobility. I have a treasure hidden in a certain city called Weinden, belonging to Forum Julii, at an inn, - a treasure which neither you, Leo of Rome, nor you, Charles the German, could purchase with all your substance. Although the signed star has been applied to the arcanum of your names, it is known to none but the sons of the divine Spagyric Art.

Клевета, измышляемая вами обо мне, часто отвращала от меня многие дворы и многих принцев, многие имперские города, рыцарские ордена и знать. У меня есть спрятанное сокровище в некоем городе, который зовется Вайнден, принадлежащем Форуму Джулии, на постоялом дворе, - сокровище то, ни ты Лев Римский, ни ты, Карл Германский, не сможете купить за все ваши богатства.  Хотя меченная звезда была присвоена арканам ваших имен, оно известно лишь сынам Божественного Алхимического Ремесла, и более никому.

So then, you wormy and lousy Sophist, since you deem the monarch of arcana a mere ignorant, fatuous, and prodigal quack, now, in this mid age, I determine in my present treatise to disclose the honourable course of procedure in these matters, the virtues and preparation of the celebrated Tincture of the Philosophers for the use and honour of all who love the truth, and in order that all who despise the true arts may be reduced to poverty. By this arcanum the last age shall be illuminated clearly and compensated for all its losses by the gift of grace and the reward of the spirit of truth, so that since the beginning of the world no similar germination of the intelligence and of wisdom shall ever have been heard of. In the meantime, vice will not be able to suppress the good, nor will the resources of those vicious persons, many though they be, cause any loss to the upright.

Так вот, ты, червивый и вшивый софист, поносящий Монарха Аркана простым невеждой, слабоумным и блудным мошенником, теперь в середине этого века, я решил открыть в этом трактате честный путь и рецепты в этих делах, свойства и приготовление знаменитой Тинктуры философов для пользы и чести всех любящих истину, дабы все, кто презирает истинное ремесло, разорились в бедность. Этим Арканом будет ясно освещен последний век, и за все его потери ему воздастся даром благодати и наградой духа истины, так что с начала мира никогда не слыханы были такие плоды ума и мудрости. Между тем, порок не способен будет подавить благое, а богатства и власть порочных людей, сколь бы многи они ни были, не смогут причинить никакого ущерба праведным.

THE BOOK CONCERNING THE TINCTURE OF THE PHILOSOPHERS.

КНИГА О ТИНКТУРЕ ФИЛОСОФОВ

CHAPTER I.

ГЛАВА 1

I, PHILIPPUS Theophrastus Paracelsus Bombast, say that, by Divine grace, many ways have been sought to the Tincture of the Philosophers, which finally all came to the same scope and end. Hermes Trismegistus, the Egyptian, approached this task in his own method. Orus, the Greek, observed the same process. Hali, the Arabian, remained firm in his order. But Albertus Magnus, the German, followed also a lengthy process.

Я Филипп Теофраст Парацельс Бомбаст, говорю, что Божьим Провидением, многие искали многих путей к Тинктуре философов, которые все в конце сошлись к одной цели и итогу. Египтянин Гермес Трисмегист подошел к этой задаче своим способом. Грек Орус соблюдал свою процедуру. Араб Хали твердо следовал собственному распорядку. Но Алберт Великий, германец, выполнял также длительную процедуру.

Each one of these advanced in proportion to his own method; nevertheless, they all arrive at one and the same end, at a long life, so much desired by the philosophers, and also at an honourable sustenance and means of preserving that life in this Valley of Misery. Now at this time, I, Theophrastus Paracelsus Bombast, Monarch of the Arcana, am endowed by God with special gifts for this end, that every searcher after this supreme philosophic work may be forced to imitate and to follow me, be he Italian, Pole, Gaul, German, or whatsoever or whosoever he be.

Каждый из них двигался вперед, столь быстро, сколь позволял ему выбранный им способ, однако они все пришли к одному и единому способу, как обеспечить долгую жизнь, к которой так стремились философы, и достойное существование; и каковы способы сохранения жизни в этой Юдоли Скорби. Ныне, я Теофраст Парацельс Бомбаст, Монарх Аркана, имею от Бога особый дар для этой цели, так что каждый исследователь, после этого высшего философского труда, принужден будет следовать за мной, будь он итальянцем, поляком, галлом, германцем и вообще, кем бы и чем бы он ни был.

Come hither after me, all you philosophers, astronomers, and spagyrists, of however lofty a name ye may be, I will show and open to you, Alchemists and Doctors, who are exalted by me with the most consummate labours, this corporeal regeneration. I will teach you the tincture, the arcanum1, the quintessence, wherein lie hid the foundations of all mysteries and of all works.

Следуйте за мной сюда, все вы, философы, астрономы и алхимики, каким бы славным именем вы не обладали, я покажу и открою вам, алхимики и лекари, подвигнутые мной на самые изнуряющие труды, телесное возрождение. Я научу вас тинктуре, аркану1, квинтэссенции, где лежат сокрыты все основания всех таинств и всех трудов.

For every person may and ought to believe in another only in those matters, which he has tried by fire. If any one shall have brought forward anything contrary to this method of experimentation in the Spagyric Art or in Medicine, there is no reason for your belief in him, since, experimentally, through the agency of fire, the true is separated from the false.

Ведь каждый может и должен верить другому только в тех вещах, которые он сам испытал огнем. Если кто иной выдвинет что-либо противное этому способу ставить опыты в алхимическом медицинском ремесле, вам нет никакой причины верить ему, поскольку можно поставив опыт, посредством воздействия огня, отделить истинное от ложного.

The light of Nature indeed is created in this way, that by means thereof the proof or trial of everything may appear, but only to those who walk in this light. With this light we will teach, by the very best methods of demonstration, that all those who before me have approached this so difficult province with their own fancies and acute speculations have, to their own loss, incurred the danger of their foolishness.

Поистине, природный Свет создан таким способом, что его посредством может открыться доказательство или испытание всего, но только идущему в этом Свете. С этим Светом, мы научим, самыми лучшими способами доказательства истины, что все те, кто до меня подошли к этой столь трудной отрасли со своими собственными выдумками и хитроумными измышлениями, к ущербу своему, подверглись опасности собственного своего безумства.

On which account, from my standpoint, many rustics have been ennobled; but, on the other hand, through the speculative and opinionative art of these many nobles have been changed into clowns, and since they carried golden mountains in their head before they had put their hand to the fire.

Посему, многие грубые, идя моим путем, прибавили себе в благородстве; а через умозрительное и безосновательное искусство иных, многие из благородных превращены были в шутов, поскольку очи их застило золото, прежде, чем они приложили руку к огню.

First of all, then, there must be learnt - digestions, distillations, sublimations, reverberations, extractions, solutions, coagulations, fermentations, fixations, and every instrument which is requisite for this work must be mastered by experience, such as glass vessels, cucurbites, circulators, vessels of Hermes, earthen vessels, baths, blast-furnaces, reverberatories, and instruments of like kind, also marble, coals, and tongs. Thus at length you will be able to profit in Alchemy and in Medicine.

Прежде следует изучить варку, перегонку, сублимацию, плавку в отражательной печи, выделение, растворы, коагуляции, ферментации, закрепление, и овладеть каждым из необходимых для этой работы приборов, к примеру, стеклянными сосудами, колбами, перегонными аппаратами, сосудами Гермеса, глиняными сосудами, банями, печью, раздуваемой мехами, отражательной печью и подобными приспособлениями; также мрамором, глинами и щипцами. Лишь тогда ты сможешь извлечь пользу из алхимии и медицины.

But so long as, relying on fancy and opinion, you cleave to your fictitious books, you are fitted and predestinated for no one of these things.

Но покуда ты, полагаясь на выдумки и измышления, льнешь к твоим лживым книгам, ни для чего подобного ты не годен.

CHAPTER II.

ГЛАВА 2

CONCERNING THE DEFINITION OF THE SUBJECT AND MATTER OF THE TINCTURE OF THE PHILOSOPHERS.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРЕДМЕТА И МАТЕРИИ ТИНКТУРЫ ФИЛОСОФОВ

Before I come, then, to the process of the Tincture, it is needful that I open to you the subject thereof: for, up to the present time, this has always been kept in a specially occult way by the lovers of truth. So, then, the matter of the Tincture (when you understand me in a Spagyrical sense) is a certain thing which, by the art of Vulcan2, passes out of three essences into one essence, or it may remain. But, that I may give it its proper name, according to the use of the ancients, though it is called by many the Red Lion, still it is known by few.

Итак, прежде чем я перейду к процедуре Тинктуры, надлежит открыть тебе ее предмет: ибо до сего дня любящие истину хранили это в строгой тайне. Так, материя Тинктуры (понимай в алхимическом смысле) сродни искусству Вулкана. 2 переходит из трех эссенций в единую эссенцию, или же она может остаться. Но чтобы я мог назвать ее настоящим именем, согласно обычаю древних, хоть многие называют ее Красным Львом, известен он немногим.

This, by the aid of Nature and the skill of the Artist himself, can be transmuted into a White Eagle, so that out of one two are produced; and beyond this the brightness of gold does not shine so much for the Spagyrist as do these two when kept in one. Now, if you do not understand the use of the Cabalists and the old astronomers, you are not born by God for the Spagyric art, or chosen by Nature for the work of Vulcan, or created to open your mouth concerning Alchemical Arts.

Помощью Природы и ремеслом самого мастера можно превратить его в Белого Орла, так что из одного выйдут два; и для алхимика блеск золота сияет менее, чем эти два, когда они держатся в одном. А если ты не разумеешь обычай кабаллистов и древних астрономов, ты не рожден Богом для алхимического искусства, не избран Природой для Вулкановой работы, и держи свой рот закрытым, когда речь идет об алхимическом ремесле.

The matter of the Tincture, then, is a very great pearl and a most precious treasure, and the noblest thing next to the manifestation of the Most High and the consideration of men which can exist upon earth. This is the Lili of Alchemy and of Medicine, which the philosophers have so diligently sought after, but, through the failure of entire knowledge and complete preparation, they have not progressed to the perfect end thereof.

Итак, материя Тинктуры есть великая жемчужина и ценнейшее сокровище и благороднейшая вещь, которая только может существовать на земле, стоящая рядом с проявлением Всевышнего и помыслом человека. Это Лилия алхимии и медицины, которую столь усердно искали философы, но по причине неудачи всего знания и несовершенства подготовки, они не достигли совершенной ее цели.

By means of their investigations and experiments, only the initial stage of the Tincture has been given to us; but the true foundation, which my colleagues must imitate, has been left for me, so that no one should mingle their shadows with our good intentions. I, by right after my long experiences, correct the Spagyrists, and separate the false or the erroneous from the true, since, by long investigations, I have found reasons why I should be able justly to blame and to change diverse things. If, indeed, I had found out experiments of the ancients better than my own, I should scarcely have taken up such great labours as, for the sake, the utility, and the advantage of all good Alchemists, I have undergone willingly.

Своими исследованиями и опытами, они дали нам только начальную ступень Тинктуры; но истинная основа, которую они принуждены были лишь подложно уподоблять, оставлена была для меня, так что никто не должен подмешивать свои тени к моим благим намерениям. Я по праву, после долгих опытов, поправляю алхимиков и отделяю ложное и ошибочное от истинного, ибо долгими исследованиями, я нашел причины, почему я вправе справедливо порицать и переменять многие вещи. Ведь если бы я из опытов нашел, что древние знали лучше меня, едва ли я предпринял бы столь великий труд, который ради пользы и к преимуществу всех добрых алхимиков я охотно на себя возлагаю.

Since, then, the subject of the Tincture has been sufficiently declared, so that it scarcely could or ought to be exceeded in fidelity between two brothers, I approach its preparation, and after I have laid down the experiences of the first age, I wish to add my own inventions; to which at last the Age of Grace will by-and-by give its adhesion, whichever of the patriarchs, O Sophist, you, in the meantime, shall have made leaders.

Итак, предмет Тинктуры я довольно уже изложил, так что едва ли и между двумя братьями нужно и должно было бы сделать это вернее, перейду теперь к ее приготовлению, и рассказав опыт прежнего времени, я добавлю найденное самим мною, к чему, в конце постепенно прильнет и Век Благодати, кого бы из его Патриархов, ты, софист, меж тем не сделал своим вождем.

CHAPTER III.

ГЛАВА 3

CONCERNING THE PROCESS OF THE ANCIENTS FOR THE TINCTURE OF THE PHILOSOPHERS, AND A MORE COMPENDIOUS METHOD BY PARACELSUS.

О ПРОЦЕДУРЕ ТИНКТУРЫ ФИЛОСОФОВ У ДРЕВНИХ И О БОЛЕЕ ВСЕОБЪЕМЛЮЩЕМ СПОСОБЕ ПАРАЦЕЛЬСА

The old Spagyrists putrefied Lili for a philosophical month, and afterwards distilled therefrom the moist spirits, until at length the dry spirits were elevated. They again imbued the caput mortuum with moist spirits, and drew them off from it frequently by distillation until the dry spirits were all elevated.

Алхимики древности сбраживали Лилию в течение одного философического месяца, затем выпаривали из нее влажные духи, пока наконец, не поднимались кверху сухие духи. Они снова насыщали caput mortuum (мертвую голову) влажными духами, и часто выводили их из нее выпариванием, покуда не поднимались кверху все сухие духи.

Then afterwards they united the moisture that had been drawn off and the dry spirits by means of a pelican, three or four times, until the whole Lili remained dry at the bottom. Although early experience gave this process before fixation, none the less our ancestors often attained a perfect realisation of their wish by this method. They would, however, have had a shorter way of arriving at the treasure of the Red Lion if they had learnt the agreement of Astronomy with Alchemy, as I have demonstrated it in the Apocalypse of Hermes3.

Потом они соединяли выгнанную влагу с сухими духами посредством перегонного куба, три или четыре раза, покуда вся Лилия не оставалась сухой на дне. Хотя ранний опыт дал этот рецепт до записи, нашим предкам часто удавалось таким способом полностью достичь желаемого. Однако, у них появился бы более краткий путь к сокровищу Красного Льва, знай они сродство астрономии с алхимией, как я показал его в Апокалипсисе Гермеса. 3 



Комментарий:

1 The Arcanum of a substance is not the virtue (virtus) but the essence (vir) and the potency (potentia), and is stronger than the virtue; nevertheless, an old error of the doctors conferred the name of virtues upon the potential essences. - Paramirum, Lib. IV. Many things are elsewhere set forth concerning the Quintessence, but what is described is really a separation or extraction of the pure from the impure, not a true quintessence, and it is more correctly termed an Arcanum. -Explicatio Totius Astronomiae.

1 Аркан какого-либо вещества не есть свойство (virtus), но сила (vis) и потенция (potentia); и она сильнее свойства; однако, по укоренившейся уже ошибке, доктора называли потенциальные силы свойствами. Paramirum, книга IV. В иных местах толкуются многие свойства квинтэссенций, но описывается отделение чистого от нечистого, или извлечение чистого из нечистого, а не подлинная квинтэссенция, а это точнее было бы назвать Арканом. - Explicatio Totius Astronomiae

2 The office of Vulcan is the separation of the good from the bad. So the Art of Vulcan, which is Alchemy, is like unto death, by which the eternal and the temporal are divided one from another. So also this art might be called the death of things. - De Morbis Metallicis, Lib. I., Tract III., c. 1. Vulcan is an astral and not a corporal fabricator. - De Caduco Matricis, Par. VI. The artist working in metals and other minerals transforms them into other colours, and in so doing his operation is like that of the heaven itself. For as the artist excocts by means of Vulcan, or the igneous element, so heaven performs the work of coction through the Sun. The Sun, therefore, is the Vulcan of heaven accomplishing coction in the earth. - De Icteritiis. Vulcan is the fabricator and architect of all things, nor is his habitation in heaven only, that is, in the firmament, but equally in all the other elements. - Lib. Meteorum, c. 4. Where the three prime principles are wanting, there also the igneous essence is absent. The Igneous Vulcan is nothing else but Sulphur, Sal Nitrum, and Mercury. - Ibid., c.5.

2 Назначение Вулкана - отделять доброе от худого. Посему, искусство Вулкана, сиречь алхимию, уподобить можно смерти, отделяющей вечное от бренного. Посему искусство сие также можно назвать смертью вещей. De Morbis Metallicis, книга 1, трактат 3, глава 1. Вулкан - астральный, но не телесный творитель. De caduco Matricis, часть 4. Ремесленник, работающий с металлами и другими минералами, превращает их в другие цвета, посему действие его подобно действию самого неба. Поскольку как мастер выжигает, посредством Вулкана, огненный элемент, так и небо совершает работу выжига посредством Солнца. Следовательно, Солнце есть Вулкан неба, совершающий выжиг на Земле. De Icteritiis. Вулкан есть делатель и творец вещей, не на небе, лишь его обитель, которое есть свод небесный, но равно во всех иных элементах. Lib. Meteorum, глава 4. Где нет трех первичных основ, нет и огненной эссенции. Огненный Вулкан есть ни что иное, как сера, селитра и Меркурий. Там же, глава 5.,

3 The Book of the Revelation of Hermes, interpreted by Theophrastus Paracelsus, concerning the Supreme Secret of the World, seems to have been first brought to light by Benedictus Figulus, and appeared as a piece de résistance in his "Golden and Blessed Casket of Nature's Marvels", of which an English translation has been very recently published. ("A Golden and Blessed Casket of Nature's Marvels". By Benedictus Figulus. Now first done into English from the German original published at Frankfort in the year 1608. London: James Elliott and Co. 8vo., 1893).

3 Книга Откровений Гермеса, толкуемых Теофрастом Парацельсом, о Высшей Мировой Тайне, по-видимому впервые опубликована Бенедиктом Фигулом, и появилась в качестве piece de resistence (контрпримера) в его книге "Золотая и Благословенная Шкатулка Природных Чудес", английский перевод которой появился совсем недавно. ("A Golden and Blessed Casket of Nature's Marvels" автор - Бенедикт Фригулус; она впервые переложена на английский с немецкого оригинала, опубликованного во Франкфурте в 1608 году, Лондон, 1893).

Among the many writings which have been fabulously attributed to Hermes, there does not seem to be any record of an apocalypse, and it is impossible to say what forged document may have been the subject of interpretation by Paracelsus. As the collection of Figulus is now so readily accessible, it is somewhat superfluous to reproduce the treatise here, but since this translation claims to include everything written by the physician of Hohenheim on the subject of Alchemy and the Universal Medicine, it is appended at this point. It should be premised that Benedictus Figulus complains bitterly of the mutilation and perversion to which the works of Paracelsus were subjected, and the Revelation of Hermes seems in many parts to betray another hand, especially in its quotation of authorities who are not countenanced by its reputed author.

Среди многих произведений, авторство которых молва приписывает Гермесу, вроде бы нет никакого упоминания о Апокалипсисе, и в то же время невозможно сказать, что Парацельс интерпретировал поддельный документ. Поскольку собрание трудов Фригулуса теперь столь легко доступно, казалось излишним воспроизводить трактат здесь, но поскольку это собрание претендует полноту включения всего, что врач из Гогенхейма написал об алхимии и универсальной медицине, мы приводим его в приложении. Предваряя его, скажем лишь, что Бенедиктус Фригулус с горечью констатирует искажения и сокращения работ Парацельса, а многие места Откровения Гермеса явно написаны другой рукой, особенно из-за ссылок на авторитеты, которые не считал таковыми его предполагаемый автор.

Hermes, Plato, Aristotle, and other philosophers, flourishing at different times, who have introduced the Arts, and more especially have explored the secrets of inferior Creation, all these have eagerly sought a means whereby man's body might be preserved from decay and become endued with immortality. To them it was answered that there is nothing which might deliver the mortal body from death; but that there is One Thing which may postpone decay, renew youth; and prolong short human life (as with the patriarchs).

Гермес, Платон, Аристотель и другие философы, прославившиеся в разные века, которые явились основоположниками Искусств, и особенно изучившие секреты низшего Творения, все они страстно искали способы предохранения человеческого тела от порчи и придания ему бессмертия. Им отвечено было, что не существует ничего, что могло бы уберечь смертное тело от смерти; но что есть Одна Вещь, способная отсрочить порчу, восстановить молодость и продлить короткую жизнь человека до возраста библейских Патриархов.

For death was laid as a punishment upon our first parents, Adam and Eve, and will never depart from all their descendants. Therefore, the above philosophers, and many others, have sought this One Thing with great labour, and have found that that which preserves the human body from corruption, and prolongs life, conducts itself, with respect to other elements, as it were like the Heavens; from which they understood that the Heavens are a substance above the Four Elements. And just as the Heavens, with respect to the other elements, are held to be the fifth substance (for they are indestructible, stable, and suffer no foreign admixture), so also this One Thing (compared to the forces of our body) is an indestructible essence, drying up all the superfluities of our bodies, and has been philosophically called by the above-mentioned name.

Поскольку смерть была наложена как кара на наших прародителей, Адама и Еву, и никто из их потомков никогда от нее не освободиться. Посему, помянутые выше философы и другие многие, искали эту Одну Вещь с великим усердием, и открыли, что то, что предохраняет человеческое тело от порчи и продляет жизнь, действует на остальные элементы, как если бы это было небо, из чего они уразумели, что Небо есть некая субстанция, более высокая, нежели четыре элемента. И точно так, как Небо, по отношению к другим четырем элементам, считается пятой субстанцией (поскольку они суть неуничтожимы, постоянны, и не терпят посторонних примесей), так и эта Одна вещь (в сравнении с силами нашего тела), есть неуничтожимая эссенция, высушивающая все излишества наших тел, и философически называется этим уже помянутым именем.

It is neither hot and dry like fire, nor cold and moist like water, nor warm and moist like air, nor dry and cold like earth. But it is a skilful, perfect equation of all the Elements, a right commingling of natural forces, a most particular union of spiritual virtues, an indissoluble uniting of body and soul. It is the purest and noblest substance of an indestructible body, which cannot be destroyed nor harmed by the Elements, and is produced by Art.

Она ни горяча и холодна, подобно огню, ни холодна и влажна, подобно воде, ни тепла и влажна, подобно воздуху, ни суха и холодна, подобно земле. Но она ловкое и совершенное равенство всех элементов, правильная смесь естественных сил, весьма необычайный союз всех духовных добродетелей, неразделимое единство тела и души. Это чистейшая и благороднейшая субстанция неуничтожимого тела, ни разрушаемая, ни повреждаемая Элементами, и получаемая посредством ремесла.

With this, Aristotle prepared an apple, prolonging life by its scent, when he, fifteen days before his death, could neither eat nor drink on account of old age. This spiritual Essence, or One Thing, was revealed from above to Adam, and was greatly desired by the Holy Fathers; this also Hermes and Aristotle call the Truth without Lies, the most sure of all things certain, the Secret of all Secrets.

С ее помощью, Аристотель приготовил яблоко, своим запахом продляющее жизнь, когда он, за пятнадцать дней перед смертью не мог ни пить ни есть из-за своего преклонного возраста. Духовная эссенция или Одна Вещь, была открыта свыше Адаму, и была весьма желаема Святыми Отцами; ее же Гермес и Аристотель зовут истиной, лишенной фальши, достовернейшей вещью из всех достоверных, тайной всех тайн.

It is the Last and the Highest Thing to be sought under the Heavens, a wondrous closing and finish of philosophical work, by which are discovered the dews of Heaven and the fastnesses of Earth. What the mouth of man cannot utter is all found in this spirit. As Morienus says: "He who has this has all things, and wants no other aid.

Эта последнейшая и высшая Вещь, которую следует искать под небесами, чудесное завершение и окончание философической работы, открывшей нам росы небесные и твердь земную. В этом духе заключено неизречимое человеческими устами. Как говорит Морьенус "Имеющий это имеет все и не нуждается в иной помощи.

For in it are all temporal happiness, bodily health, and earthly fortune. It is the spirit of the fifth substance, a Fount of all Joys ( beneath the rays of the moon), the Supporter of Heaven and Earth, the Mover of Sea and Wind, the Outpourer of Rain, upholding the strength of all things, an excellent spirit above Heavenly and other spirits, giving Health, Joy, Peace, Love; driving away Hatred and Sorrow, bringing in Joy, expelling all Evil, quickly healing all Diseases, destroying Poverty and misery, leading to all good things, preventing all evil words and thoughts, giving man his heart's desire, bringing to the pious earthly honour and long life, but to the wicked who misuse it, Eternal Punishment".

Потому как в ней заключены суть всё бренное счастье, всё телесное здоровье, вся земная удача. Она есть дух пятой субстанции, источник всех радостей под луной, опора небес и земли, движитель моря и ветра, превозмогатель дождя, поддержитель силы всех вещей, дух, превосходный над всеми небесными и другими духами, дающий здоровье, радость, мир, любовь; уносящий прочь ненависть и печали, привносящий радость, изгоняющий зло, быстро исцеляющий все недуги, уничтожающий бедность и нищету, ведущий к доброму, отгоняющий злые слова и мысли, дающий человеку то, чего вожделеет сердце его, приносящий смиренный земной почет и долгую жизнь, порочным же, употребляющим его во зло, - вечную кару."

This is the Spirit of Truth, which the world cannot comprehend without the interposition of the Holy Ghost, or without the instruction of those who know it. The same is of a mysterious nature, wondrous strength, boundless power. The Saints, from the beginning of the world, have desired to behold its face.

Это дух истины, которую мир не может постичь без заступничества Духа Святого, или без указаний уже постигнувших ее. Природа ее таинственна, сила - чудесна, мощь - безгранична. Святые, с начала мира, жаждали лицезреть ее.

By Avicenna this Spirit is named the Soul of the World. For, as the Soul moves all the limbs of the body, so also does this Spirit move all bodies. And as the Soul is in all the limbs of the Body, so also is this Spirit in all elementary created things. It is sought by many and found by few. It is beheld from afar and found near; for it exists in every thing, in every place, and at all times.

Авиценна называет этот дух Душой Мира. Поскольку, как душа сущая во всех членах тела, так и этот дух сущь во всех первичных созданных вещах. Иском многими, немногими находим. Зрим вдалеке, находим вблизи, поскольку он существует во всем, везде и всегда.

It has the powers of all creatures; its action is found in all elements, and the qualities of all things are therein, even in the highest perfection. By virtue of this essence did Adam and the Patriarchs preserve their health and live to an extreme age, some of them also flourishing in great riches.

В нем - могущество всех тварей, его действие существует во всех элементах, и свойства всех вещей суть в нем, и даже в более совершенном виде. Именно благодаря благотворности этой субстанции Адам и Патриархи жили во здравии до преклонных лет, некоторые из них также процветая во многом богатстве.

When the philosophers had discovered it, with great diligence and labour, they straightway concealed it under a strange tongue, and in parables, lest the same should become known to the unworthy, and the pearls be cast before swine. For if everyone knew it, all work and industry would cease; man would desire nothing but this one thing, people would live wickedly, and the world be ruined, seeing that they would provoke God by reason of their avarice and superfluity.

Когда философы открыли его, великим тщанием и великими трудами, они сразу утаили его за странными словами и в притчах, дабы  о нем не прослышали недостойные, и дабы не метать бисеру перед свиньями. Ведь если бы каждый знал его, встали бы вся работа и ремесло; люди бы ничего иного не желали, жили бы во грехе, и мир был бы разрушен, поскольку бог не стал бы терпеть их жадность и жажду избыточного.

For eye hath not seen, nor ear heard, nor hath the heart of man understood what Heaven hath naturally incorporated with this Spirit. Therefore have I briefly enumerated some of the qualities of this Spirit, to the Honour of God, that the pious may reverently praise Him in His gifts (which gift of God shall afterwards come to them), and I will herewith shew what powers and virtues it possesses in each thing, also its outward appearance, that it may be more readily recognised.

Ведь око не видело, ухо не слышало, а сердце человеческое не понимало те свойства, которые небеса в этот дух включили. Итак, я кратко перечислил лишь некоторые из свойств этого духа, для почитания Господа, дабы смиренные почтительно возблагодарили его в его дарах, которые затем перейдут к ним, и я здесь покажу, какими возможностями и добродетелями он обладает в каждой из вещей, а также его внешнее подобие, дабы, при случае, легче его распознать.

In its first state, it appears as an impure earthly body, full of imperfections. It then has an earthly nature, healing all sickness and wounds in the bowels of man, producing good and consuming proud flesh, expelling all stench, and healing generally, inwardly and outwardly.

В первом состоянии он кажется нечистым землистым телом, полным несовершенств. Тогда он имеет земную природу, исцеляет все недуги и раны во внутренностях человека, созидая добро и съедая "дикое мясо" раны, удаляя все зловоние, и вообще исцеляя, как изнутри, так и снаружи.

In its second nature, it appears as a watery body, somewhat more beautiful than before, because (although still having its corruptions) its Virtue is greater.

Во второй своей природе он проявляется в виде водянистого тела,  несколько более благообразен, чем прежде, ибо, сохраняя, покуда, свои изъяны, оно увеличивает свои добродетели.

It is much nearer the truth, and more effective in works. In this form it cures cold and hot fevers and is a specific against poisons, which it drives from heart and lungs, healing the same when injured or wounded, purifying the blood, and, taken three times a day, is of great comfort in all diseases.

Оно много ближе к истине и более действенно в деле. В этой своей форме он исцеляет холодные и горячие лихорадки, и особенно помогает против ядов, которые он удаляет из сердца и легких, излечивая их от ударов и колотых ран, очищает кровь и, если принимать его три раза в день, дает великое облегчение при всех недугах.

But in its third nature it appears as an aerial body, of an oily nature, almost freed from all imperfections, in which form it does many wondrous works, producing beauty and strength of body, and (a small quantity being taken in the food) preventing melancholy and heating of the gall, increasing the quantity of the blood and seed, so that frequent bleeding becomes necessary.

Но в третьей своей природе он предстаёт как воздушное тело, маслянистой природы, он почти свободен от всех изъянов, в этой форме он совершает многие чудесные действия, давая телу красоту и силу и (если небольшое его количество добавить в пищу) предупреждает меланхолию и разогрев желчи, увеличивая количество крови и семени, так что становится необходимым частое кровопускание.

It expands the blood vessels, cures withered limbs, restores strength to the sight, in growing persons removes what is superfluous and makes good defects in the limbs.

Он расширяет кровеносные сосуды, излечивает иссохшие члены, восстанавливает силу зрения, в растущих организмах уносит излишнее и благотворно воздействует на члены.

In its fourth nature it appears in a fiery form (not quite freed from all imperfections, still somewhat watery and not dried enough), wherein it has many virtues, making the old young and reviving those at the point of death.

В четвертой своей природе он проявляется в огненной форме (не вовсе еще свободный от изъянов, все еще сохраняет некоторую водянистость и недостаточно сух), в этой форме он обладает множеством добродетелей, делая старых молодыми и возвращая к жизни тех, кто одной ногой уже стоял в могиле.

For if to such an one there be given, in wine, a barleycorn's weight of this fire, so that it reach the stomach, it goes to his heart, renewing him at once, driving away all previous moisture and poison, and restoring the natural heat of the liver.

Потому как если дать такому умирающему количество этого огня (растворив его в вине), равное по весу ячменному зерну, чтобы оно достигло его желудка, оно перейдет к его сердцу, тотчас же обновляя его, унося прочь всю прежнюю влагу и яд, и восстанавливая естественную теплоту печени.

Given in small doses to old people, it removes the diseases of age, giving the old young hearts and bodies. Hence it is called the Elixir of Life. In its fifth and last nature, it appears in a glorified and illuminated form, without defects, shining like gold and silver, wherein it possesses all previous powers and virtues in a higher and more wondrous degree.

Если его в малых количествах давать старикам, он удаляет недуги старости, давая старикам молодые сердца и тела. Посему зовется он эликсиром Жизни. В пятой и последней своей природе он проявляется в торжественной и светлой форме, без изъянов, сверкая подобно золоту и серебру, и обладает всеми предыдущими возможностями и добродетелями, в более высокой и чудесной степени.

Here its natural works are taken for miracles. When applied to the roots of dead trees they revive, bringing forth leaves and fruit. A lamp, the oil of which is mingled with this spirit, continues to burn for ever without diminution. It converts crystals into the most precious stones of all colours, equal to those from the mines, and does mayn other incredible wonders which may not be revealed to the unworthy.

Здесь его натуральное действие принимают за чудеса. Если приложить его к корню мертвого дерева, оно оживет, принося листву и плоды. Лампа, в которой к маслу примешан этот дух, продолжает гореть беспрестанно, не убывая. Он превращает кристаллы в самые ценные каменья всех цветов, подобные тем, которые добывают в шахтах, и совершает многие иные невероятные чудеса, которые не следует разглашать перед недостойными.

For it heals all dead and living bodies without other medicine. Here Christ is my witness that I lie not, for all heavenly influences are united and combined therein. This essence also reveals all treasures in earth and sea, converts all metallic bodies into gold, and there is nothing like unto it under Heaven.

Потому как он исцеляет все мертвые и живые тела без какого-либо другого лекарства. Христос мне здесь свидетель, что я не лгу, поскольку все небесные действия соединены и совмещены в нем. Эта эссенция открывает также все сокровища земли и моря, превращает в золото все металлы, и ничто под небесами с ним не сравнится.

This spirit is the secret hidden from the beginning, yet granted by God to a few holy men for the revealing of these iches to His Glory - dwelling in fiery form in the air, and leading earth with itself to heaven, while from its body there flow whole rivers of living water.

Этот дух есть тайна, сокрытая с самого начала, но данная Богом немногим святым, дабы открыть им эти сокровища его Славы. Он пребывает в воздухе в форме огня, унося землю с собой к небесам, а из его тела там вытекают целые реки живой воды.

This spirit flies through the midst of the Heavens like a morning mist, leads its burning fire into the water, and has its shining realm in the heavens. And although these writings may be regarded as false by the reader, yet to the initiated they are true and possible, when the hidden sense is properly understood.

Этот дух пролетает сквозь туман небесный подобно утреннему туману, унося его жгучий огонь в воду. Он имеет свое сияющее царство на небесах. И хотя написанное здесь читатель может счесть обманом, но посвященным вéдомо, что оно правдиво и возможно, если только правильно понят сокрытый смысл.

For God is wonderful in His works, and His wisdom is without end. This spirit in its fiery form is called a Sandaraca, in the aerial a Kybrick, in the watery an Azoth, in the earthly Alcohoph and Aliocosoph. Hence they are deceived by these names who, seeking without instruction, think to find this Spirit of Life in things foreign to our Art.

Потому как Бог велик в своих творениях и безграничен в своей мудрости. Этот дух в огненной своей форме зовется Сандарака, в воздушной - Кибрик, в водной - Азот, в земляной - Алкохоф и Алиокозоф. Посему, обманутся этими именами те, кто, ища без наставления, думают найти Жизненный Дух в вещах, чуждых нашему ремеслу.

For although this spirit which we seek, on account of its qualities, is called by these names, yet the same is not in these bodies and cannot be in them. For a refined spirit cannot appear except in a body suitable to its nature. And, by however many names it be called, let no one imagine there be different spirits, for, say what one will, there is but one spirit working everywhere and in all things.

Ибо хотя этот искомый дух из-за своих качеств зовется этими именами, но он не пребывает в этих телах и не может там быть. Поскольку утонченный дух не может появиться в телах, не подобающих его природе. И сколь бы многими именами он не назывался, не помысли, что есть разные духи для твоей цели, но один, действующий везде и во всех вещах.

That is the spirit which, when rising, illumines the Heavens, when setting incorporates the purity of Earth, and when brooding has embraced the Waters. This spirit is named Raphael, the Angel of God, the subtlest and purest, whom the others all obey as their King. This spiritual substance is neither heavenly nor hellish, but an airy, pure, and hearty body, midway between the highest and lowest, without reason, but fruitful in works, and the most select and beautiful of all other heavenly things.

Этот дух, поднимаясь, освещает небеса, осаждаясь, он принимает в себя чистоту земли, а нависая, обнимает воды. Этот дух зовется Рафаил, Ангел Божий, тончайший и чистейший, которому остальные повинуются, как своему царю. Эта духовная субстанция не принадлежит ни раю, ни аду, это воздушное, чистое и сердечное тело, посередине между гòрним и нижним, без разума, но плодотворное в делах, самое изысканное и прекрасное среди всех других небесных вещей.

This work of God is far too deep for understanding, for it is the last, greatest, and highest secret of Nature. It is the Spirit of God, which in the Beginning filled the earth and brooded over the waters, which the world cannot grasp without the gracious interposition of the Holy Spirit and instruction from those who know it, which also the whole world desires for its virtue, and which cannot be prized enough. For it reaches to the planets, raises the clouds, drives away mists, gives its light to all things, turns everything into Sun and Moon, bestows all health and abundance of treasure, cleanses the leper, brightens the eyes, banishes sorrow, heals the sick, reveals all hidden treasures, and, generally, cures all diseases.

Это творенье Божие чересчур глубоко для разумения, ибо это последняя, величайшая и наивысшая тайна природы. Это Дух Божий, который вначале заполнял землю и нависал над водами, мир не может постичь его без благословенного посредничества Духа Святого и толкований познавших его. Весь мир вожделеет его за его добродетели, цена его не имеет меры. Поскольку он достигает планет, поднимает облака, уносит туманы, дает свет свой всем вещам, превращает всё в Солнце и Луну, наделяет всем здоровьем и обилием сокровищ, очищает проказу, просветляет око, уносит прочь горести, излечивает больных, открывает все сокрытые сокровища, и вообще, излечивает все недуги.

Through this spirit have the philosophers invented the Seven Liberal Arts, and thereby gained their riches. Through the same Moses made the golden vessels in the Ark, and King Solomon did many beautiful works to the honour of God.

Через этот Дух философы изобрели Семь Свободных Ремесел, посредством которых нажили свои богатства. Через него Моисей построил в ковчеге золотые сосуды, а царь Соломон создал много прекрасных вещей ко славе Божьей.

Therewith Moses built the Tabernacle, Noah the Ark, Solomon the Temple. By this, Ezra restored the Law, and Miriam, Moses' sister, was hospitable; Abraham, Isaac, and Jacob, and other righteous men, have had lifelong abundance and riches; and all the saints possessing it have therewith praised God.

С его помощью Моисей соорудил свою кущу, Ной - ковчег, Соломон - Храм. Через него Эзра восстановил Закон, а Мириам, сестра Моисея, была гостеприимна; Авраам, Исаак и Яков и другие праведники жили всю жизнь в достатке и богатстве; а все Святые, обладая им, славили им Господа.

Therefore is its acquisition very hard, more than that of gold and silver. For it is the best of all things, because, of all things mortal that man can desire in this world, nothing can compare with it, and in it alone is truth. Hence it is called the Stone and Spirit of Truth; in its works is no vanity, its praise cannot be sufficiently expressed.

Поэтому обрести его очень трудно, труднее, чем золото и серебро. Поскольку он есть лучшая сторона всех вещей, поскольку из всех бренных вещей, которые только человек может желать в этом мире, ничто не может с ним сравниться и только в нем одном есть истина. Отсюда его называют Камнем и Духом Истины; в делах его нет тщеславия, хвалу ему невозможно воздать довольно.

I am unable to speak enough of its virtues, because its good qualities and powers are beyond human thoughts, unutterable by the tongue of man, and in it are found the properties of all things. Yea, there is nothing deeper in Nature. O unfathomable abyss of God's Wisdom, which thus hath united and comprised in the virtue and power of this One Spirit the qualities of all existing bodies! O unspeakable honour and boundless joy granted to mortal man!

Я не способен довольно выразить его добродетели, поскольку его благие качества и силы суть превыше помышления людского, непроизносимы человеческим языком, и в нем пребывают свойства всех вещей. Воистину, нет в ничего более глубокого в Природе. О невообразимая бездна Божественной мудрости, объединившей и совместившей в свойстве и силе этого Одного Духа все свойства всего сущего! О несказанная честь и безграничная радость, данная смертным!

For the destructible things of Nature are restored by virtue of the said Spirit. O mystery of mysteries, most secret of all secret things, and healing and medicine of all things! Thou last discovery in earthly natures, last best gift to Patriarchs and Sages, greatly desired by the whole world! Oh, what a wondrous and laudable spirit is purity, in which stand all joy, riches, fruitfulness of life, and art of all arts, a power which to its initiates grants all material joys!

Поскольку разрушаемые природные вещи восстают властью этого Духа. О тайна тайн, сокровеннейшее из сокровенного, лекарство и исцеление для всех вещей! Ты, последняя находка земных умов, последний и наилучший дар патриархам и мудрецам, вожделенный всем миром! О чудный и благословенный дух, в котором вся чистота, вся радость, все богатство, все плоды жизни пребывают; ремесло ремесел, могущество, дающее посвященным все материальные блага!

O desirable knowledge, lovely above all things beneath the circle of the Moon, by which Nature is strengthened, and heart and limbs are renewed, blooming youth is preserved, old age driven away, weakness destroyed, beauty in its perfection preserved, and abundance ensured in all things pleasing to men!

 

 

 

О желанная мудрость, наиприятнейшая среди всех вещей под лунным кругом, укрепляющая природу и обновляющая сердце и члены, сохраняющая цветущую младость, отгоняющая старость, уничтожающая слабость, сохраняющая красоту в ее совершенстве, обеспечивающая изобилие всех угодных человеку вещей!

O thou spiritual substance, lovely above all things! O thou wondrous power, strengthening all the world! O thou invincible virtue, highest of all that is, although despised by the ignorant, yet held by the wise in great praise, honour, and glory,

О духовная субстанция, наиприятнейшая из всех вещей! О ты, чудесная сила, укрепляющая весь мир! О ты, непобедимая добродетель, наивысшая из всех существующих вещей, хоть и презираемая невеждами, но мудрецами превыше всего чтимая, хвалимая и прославляемая!

that - proceeding from humours - wakest the dead, expellest diseases, restorest the voice of the dying! O thou treasure of treasures, mystery of mysteries, called by Avicenna "an unspeakable substance", the purest and most perfect soul of the world, than which there is nothing more costly under Heaven, unfathomable in nature and power, wonderful in virtue and works, having no equal among creatures, possessing the virtues of all bodies under Heaven! For from it flow the water of life, the oil and honey of eternal healing, and thus hath it nourished them with honey and water from the rock.

Воздействуя на жидкости тела, ты пробуждаешь мертвых, изгоняешь недуги, восстанавливаешь глас умирающего! О сокровище сокровищ, таинство таинств, названное Авиценной "субстанцией, невыразимой словами",  чистейшая и совершеннейшая душа мира, под небесами нет ничего ценнее тебя, невообразимая в своей природе и могуществе, чудеснейшая в своих свойствах и действиях, не имеющая себе равных среди созданий, обладающая достоинствами всех тел под небесами! Ибо из тебя проистекает вода жизни, елей и мед вечного исцеления, и напитавшая их медом и водой из камня.

Комментариев нет :